Продимекс-информ
Внутреннее издание агропромышленного холдинга
Письмо в редакцию
24 сентября 2021
18
июля
2016
Рубрика: Наша история

Сильнее времени

История Ольховатского сахарного комбината

Сахароваренное производство впервые появилось в Ольховатской слободе более 180 лет назад – в 1834 году. За без малого два века завод пережил войны и революции, менял владельцев и названия, многократно модернизировался – чтобы сегодня по праву занять место одного из крупнейших, старейших и при этом – наиболее современных сахарных производств в России. Без преувеличения можно сказать, что история становления и развития Ольховатского сахарного – это история становления и развития самой сахароваренной отрасли.

В свекле есть сахар!

Сейчас в это трудно поверить, но какие-нибудь два века назад сахар в нашей стране был предметом роскоши, деликатесом, доступным только обеспеченным людям. Причина проста: в XVIII веке его производили не из свеклы, а из сахарного тростника, поэтому продукт по большей части был привозным, да и маломощное отечественное производство работало на импортном сырье. В начале XIX века ситуация усугубилась введением «континентальной блокады»: большинство стран Европы закрыли свои порты для английских купцов, которые и были основными поставщиками как готового сахара, так и сырья для его производства.

При этом о возможности добывать сахар не только из тростника, но и из других растений, в том числе свеклы, было известно еще с середины XVIII века. В 1746 году немецкий химик Андреас Маргграф обнаружил в свекольных клубнях микрокристаллы сахара, но тогда на его доклад не обратили внимания. Только полвека спустя последователь Маргграфа — Франц Ахард сумел продемонстрировать практические результаты по извлечению сахара из клубней, получить правительственную субсидию и в 1801 году построить в Силезии первый в мире свеклосахарный завод.

Почти одновременно русский генерал Егор Иванович Бланкеннагель, прочитав в газетах об опытах Ахарда, также занялся экспериментами по выработке сахара из свеклы. Первый российский свеклосахарный завод был построен в Тульской губернии всего на год позже немецкого и стал вторым в Европе. Примечательно, что завод производил не только сахар, но и спирт, который гнали из патоки.

Перспективы нового производства заинтересовали русских помещиков: они выстроились в очередь за разрешениями на производство сахара и спирта, причем, судя по всему, поначалу производителей больше интересовал алкоголь.

Развитию новой отрасли помешала Отечественная война 1812 года. России стало не до сахара, понадобились совсем другие производства. О судьбе сахароварения в послевоенные годы известно немного, вновь широкий интерес к этому производству вернулся уже в 20-х годах, когда популяризацией свеклосахарного дела занялось Московское общество сельского хозяйства. К тому моменту первая волна энтузиазма схлынула: сахароварение требовало серьезных капиталовложений, которые из-за новизны и сложности производства окупались далеко не всегда. В итоге к 1820 году в России осталось только два действующих завода.

Было очевидно, что развитие новой отрасли требует более ответственного подхода: необходимо совершенствование технологий, подготовка специалистов, изучение зарубежного опыта, интенсивный обмен знаниями — этим и занялось МОСХ. На заседаниях общества зачитывались доклады о работе действующих заводов, в «Земледельческом журнале» публиковались статьи об организации сахарного производства, успешные сахарозаводчики организовывали на своих предприятиях обучение мастеров – зачастую бесплатно. Наконец, в 1834 году при МОСХ был создан Комитет сахароваров, целенаправленно занимавшийся исключительно проблемами отрасли. Усилия не замедлили принести результат: через пять лет количество свеклосахарных заводов в стране увеличилось с пятнадцати до полутора сотен.

Существенные изменения претерпевала география сахароварения: если первые предприятия строились ближе к центрам потребления сахара – Москве и Санкт-Петербургу, то есть в Московской, Тульской, Калужской и Тверской губерниях, то к середине XIX века производство стало смещаться южнее – в Черноземье и на Украину, где урожайность и качество сахарной свеклы оказались значительно выше.

Именно в эти годы расцвета сахарной промышленности и возник Ольховатский сахарозавод. Построил его помещик, полковник Александр Дмитриевич Чертков, владевший в Воронежской губернии крупными земельными наделами. В том числе ему принадлежала и Ольховатская слобода.

Судя по немногочисленным историческим источникам, первоначально производство было довольно примитивным: свеклу измельчали терками, выдавливали с помощью дубовых катков-прессов и выпаривали в глиняных сосудах, используя для нагрева дрова – да и сам завод представлял собой большой сарай. Все операции производились вручную или с использованием тягловых животных. Одним словом, завод на первых порах не сильно отличался от других подобных предприятий, благополучно канувших в историю. К счастью, Чертков был не простым помещиком, поддавшимся модным веяниям в погоне за прибылью: неординарности и разносторонности его личности Ольховатский сахарный завод в значительной степени обязан своим долголетием.

Историк, нумизмат и сахарозаводчик

Здесь стоит ненадолго отвлечься от сахарной темы и посвятить несколько слов основателю предприятия. А.Д.Чертков происходил из известного дворянского рода: его дед по отцовской линии – Василий Чертков – в конце XVII века занимал пост генерал-губернатора Воронежского и Саратовского наместничеств. По матери Чертков являлся потомком острогожских казачьих полковников Тевяшовых, которым Петр I в свое время пожаловал огромные земельные угодья в Воронежской губернии.

В молодости Чертков служил в лейб-гвардейском конном полку в Санкт-Петербурге. Во время войны 1812 года занимался обучением новобранцев в формирующихся частях, затем участвовал в заграничном походе русской армии, закончившимся взятием Парижа. Выйдя в 1822 году в отставку в звании полковника, Чертков отправился в двухгодичное путешествие по Европе, посетил Австрию, Швейцарию, Италию, Сицилию, опубликовав затем свои путевые заметки.

В биографических справках хозяйственная деятельность Черткова упоминается редко: он вошел в историю как ученый, историк, археолог и нумизмат, автор научных трудов по истории славянских народов и о древних русских монетах. Собранную в своем московском особняке библиотеку он завещал после смерти открыть для публичного пользования. Однако и в управлении хозяйством Чертков достиг значительных успехов, чему немало способствовало изучение европейского опыта, во время как военных походов, так и последующих путешествий в мирное время. Начал он, впрочем, не с сахара, а с разведения тонкорунных овец для нужд шерстяной промышленности и достиг в этом таких успехов, что в 1832 году был принят в действительные члены Московского общества сельского хозяйства. Когда два года спустя при МОСХ образовался Комитет сахароваров, Чертков также вошел в его состав. Нетрудно догадаться, что, будучи участником «мозгового центра» российского сахароварения, он имел все возможности для правильной организации нового дела.

От терок к паровым машинам

Одним из первых нововведений, привнесенных Чертковым, стал перевод производства с дров на уголь. Юг Воронежской губернии находился в степной полосе, лесов там очень мало, поэтому дрова были дороги и их приходилось возить издалека. Вместо этого на завод в 1843 году начали поставлять каменный уголь с Лисичанских копей, расположенных неподалеку, под Луганском.

В первое время завод перерабатывал за осень около 18 тысяч берковцев (примерно 28 тысяч центнеров) свеклы. Свеклу использовали собственную, выращенную на приданных заводу помещичьих землях; посевные площади в то время составляли 400-500 десятин. Учитывая, что с тогдашним уровнем технологий с берковца свеклы умели получать в среднем 18 фунтов сахара, производительность завода можно оценить в 8 тысяч пудов (130 тонн) в год. Основную рабочую силу на заводе составляли крепостные крестьяне, они же работали на свекольных полях.

Для чертковских крестьян свеклосахарное производство стало настоящим подарком: свеклосеяние оказалось намного выгоднее хлебопашества, крепостные не только могли выплачивать свеклой оброк, но и получали за нее деньги. Свекольная ботва и мезга, остававшаяся после выжимки сока, были прекрасным кормом для скота, причем Чертков раздавал их крестьянам бесплатно.

Владелец Ольховатки никогда не был горячим сторонником крепостного права, напротив, он демонстрировал самое передовое отношение к вопросу. Его стараниями в Ольховатке действовала школа для крестьянских детей, причем обоего пола. Чертков всячески поощрял предпринимательскую инициативу своих людей и охотно позволял им выкупаться на волю задолго до реформы 1861 года.

Кстати, благодаря этому обстоятельству Ольховатский сахарозавод внес неоценимый вклад еще и в русскую литературу. Дело в том, что в число чертковских крепостных входил и Егор Чех – дед Антона Павловича Чехова. Который, по его собственным словам, «глубоко завидовал барам» по двум причинам – они свободны и грамотны. Читать Егор Чех научился еще в детстве, но путь к свободе занял некоторое время. Попав в возрасте 36 лет на только что открывшийся сахарный завод, Чех довольно быстро из рабочего стал приказчиком. В этом качестве он занимался уже не только сахаром, но много ездил по торговым делам Черткова — а параллельно и сам торговал скотом, рыбой и солью. К 1841 году Чех скопил сумму, достаточную для выкупа почти всей семьи (не хватало только на дочь Александру — Чертков отпустил ее даром). Через некоторое время Чеховы перебралась в Таганрог и их пути с Ольховаткой разошлись. Зато великий русский писатель родился в свободной семье – за год до отмены крепостного права.

На протяжении всего XIX века завод регулярно модернизировался. В 1849 году были выстроены кирпичные корпуса, глиняные емкости сменились медными котлами, появились гидравлические прессы. В 1856 году механические процессы на заводе были переведены на паровую тягу. Совершенствовались способы получения сока из свеклы – прессовый метод постепенно вытеснялся диффузным. Производительность завода росла, в 1857 году он уже был способен переработать до 50 тысяч берковцев (80 тысяч центнеров) за сезон. Однако собственного сырья уже не хватало, для полной загрузки завода свеклу нужно было покупать у сторонних поставщиков, и ее цена начинала оказывать заметное влияние на рентабельность производства.

Этот период в развитии сахарной отрасли отмечен двумя тенденциями: укрупнением и механизацией производства и новым географическим сдвигом: центр тяжести сахароварения сместился на Украину. К началу 1860-х там располагались две трети заводов, которые вырабатывали более трех четвертей отечественного сахара. Причем большинство украинских заводов были крупными механизированными предприятиями. Отмена крепостного права в 1861 году окончательно поставила крест на мелком «помещичьем» сахароварении, отобрав у него бесплатную рабочую силу. В отрасли начался капиталистический этап.

Жизнь при капитализме

Благодаря своевременной модернизации Ольховатский сахарозавод оказался готов к жизни новых условиях. Ни отмена крепостного права, ни смерть основателя (в 1858 году предприятие перешло к сыну Александра Черткова Григорию), ни растущая конкуренция не смогли остановить производство сахара в Ольховатке. В 1860-х завод оставался крупнейшим сахароваренным предприятием в Воронежской губернии.

В начале 70-х годов XIX века завод сменил хозяина: Ольховатское имение Чертковых приобрел крупный землевладелец Емельян Плотицын. При нем в 1872 году предприятие было вновь переоборудовано, теперь за один сезон там перерабатывался урожай с 1,5 тысяч десятин и производилось около 100 тысяч пудов (1600 тонн) сахара.

А еще десять лет спустя российская свеклосахарная промышленность впервые столкнулась с масштабным кризисом перепроизводства. Сильно выросшая из-за ряда факторов цена на сахар (c 4-5 до 7,50 рублей за пуд) спровоцировала неконтролируемое наращивание производства в 1881-1884 годах. За какие-то три года выработка сахара в России увеличилась с 16 миллионов пудов до 29 миллионов. Предложение сильно превысило внутренний спрос, цены покатились вниз, приближаясь к себестоимости (3-3,50 руб. пуд), многие сахарозаводчики оказались под угрозой разорения. Потребовались правительственные меры и специальные соглашения между промышленниками, чтобы нормализовать ситуацию – с помощью частичного сокращения производства и демпингового экспорта. Как конкретно сказалась эта ситуация на работе Ольховатского завода, сейчас установить сложно, но точно известно, что производство сахара не прекращалось.

После смерти Емельяна Плотицына в 1893 году его имущество перешло к сыновьям, которые оказались плохими хозяевами и быстро разорились. Ольховатское имение – видимо, за долги – было продано некоему банку, а затем приобретено двумя воронежскими купчихами – Ольгой Овсянниковой и Анной Дьячковой. По некоторым сведениям, они оказались более успешными хозяевами, чем сыновья Плотицыны, но никаких заметных вех в историю Ольховатского сахарозавода не привнесли. Известно лишь, что во время народных волнений 1905 года руководству завода удалось удержать рабочих от забастовки с помощью уступок: рабочий день было сокращен с 12 до 10 часов, повышена зарплата.

В 1912 году завод покупает Веринское акционерное общество, директором-распорядителем назначается С.Л.Каменко. Предприятие получает название Веринский сахаропесочный завод №7. В результате капитального ремонта и переоборудования мощность завода возрастает до 3,8 тысячи центнеров свеклы в сутки; за сезон производится около 6 тысяч тонн сахара. Предприятие работает на собственном сырье: свеклу выращивают на полях акционерного общества и арендованных землях. Так продолжается до 1917 года.

Ольховатский завод при советской власти

После Февральской революции на заводе был образован рабочий комитет, который в сентябре отстранил прежнее руководство от управления. Руководителем предприятия стал председатель рабочкома, токарь Яков Королевский. (По другой версии, первым советским руководителем завода следует считать рабочего-котельщика М.И.Удовика, возглавлявшего рабочком на момент выхода Декрета о национализации сахарной промышленности в мае 1918-го). Как бы то ни было, несмотря на перемены в стране, Ольховатский завод продолжал выпускать продукцию.

Советская власть была установлена в Воронежской губернии в первые дни после Октябрьской революции, однако спокойная жизнь в регионе наступила очень нескоро. В марте 1918 года часть губернии была оккупирована германской армией, затем им на смену пришли белоказаки генерала Краснова. Ольховатка была занята красновцами в конце ноября, поэтому большую часть выработанного сахара удалось вывезти; остатки раздали населению.

Это был последний перед длительным перерывом сахароваренный сезон в Ольховатке: летом 1919 года началось наступление Деникина и завод было решено эвакуировать. В ходе эвакуации часть оборудования была утрачена, и даже после победы над Добровольческой армией и ликвидации банд в 1921-22 годах завод заработал далеко не сразу.

Восстановление предприятия и организация производства заняли несколько лет. Только в 1926 году – 20 октября – Ольховатский сахарозавод возобновил работу. В первые годы завод перерабатывал преимущественно совхозную свеклу, однако по мере коллективизации роль основного производителя стала переходить к колхозам, совхозы же переключились на производство семян.

В 30-х годах завод модернизировался и наращивал мощности: если в год пуска был переработан урожай примерно с 1,5 тысяч гектаров, то в 1937 посевные площади составляли почти десять тысяч га. В 1934 году к заводу провели узкоколейную железную дорогу для доставки угля и свеклы, а в 1937 году на производстве впервые стали применяться электродвигатели, что позволило довести мощность переработки до 5600 центнеров в сутки. В этот период предприятие какое-то время носило имя Рыкова, свидетельств о чем осталось не очень много. За предвоенные годы на заводе сменилось несколько директоров, им последовательно руководили В.Н.Поливанов, В.И.Сунцов, И.В.Красельников.

Увеличение посевных площадей под свеклой и растущая урожайность (в 1937 году было собрано более 250 центнеров с гектара) привели к тому, что даже модернизированный завод перестал справляться с урожаем. Было принято решение построить на той же базе второй, более мощный и современный комплекс. Строительство Новоольховатского сахарозавода началось в 1937 году, а введение в строй планировалось осенью 1941-го.

Помешала война. Вместо торжественного пуска в октябре на новом заводе шел демонтаж оборудования, которое затем вывезли в поселок Акташ под Самаркандом. Первый завод продолжал работу, несмотря на приближение линии фронта. Летом 1942 года предприятие подверглось авианалету, несколько рабочих были убиты. В июле Ольховатка была оккупирована фашистами и освобождена только в январе 1943-го. Освобожденный завод практически сразу начал переработку сохранившихся запасов сырья, полученный сахар был отправлен в войска.

После войны

Восстановление 2-го Ольховатского завода заняло почти всю послевоенную пятилетку. Проектное задание предусматривало не только восстановление сахаропесочного завода, но и создание рафинадного производства, постройку ТЭЦ на три паровых котла, прокладку 26-километровой полноценной железнодорожной колеи от станции Россошь. Для завода было заказано полностью новое оборудование, которое изготовила одна из крупнейших чехословацких машиностроительных компаний Českomoravská Kolben-Daněk. Мощность нового завода должна была составить 15 тысяч центнеров свеклы в сутки, половина выработанного сахара предназначалась для производства рафинада. Одновременно продолжал действовать и первый завод, его возглавлял И.В.Уханов.

Работы были успешно завершены осенью 1949 года, 13 октября состоялся торжественный пуск 2-го Ольховатского сахарозавода. До конца сезона на нем было переработано 175 тысяч центнеров свеклы. Спустя два года в строй вошел и рафинадный цех. В последующие годы производство на обоих заводах стало увеличиваться, периодически производилось обновление оборудования: в 1960 году вместо центрифуг с ручным управлением установлены автоматические, в 1966-м произведена замена диффузных аппаратов на более современные установки непрерывного действия, в 1971-м предприятие подключили к государственной электросети, в 1974 запущена система замкнутого водоснабжения. С 1969 года комплекс из двух заводов был преобразован в Ольховатский сахарный комбинат. Постоянная модернизация предприятия позволила к 1990 году выйти на суточные показатели переработки до 45 тысяч центнеров сахарной свеклы при выработке около 450 тонн сахара.

В послевоенные годы на заводе неоднократно сменялись директора, в разные годы им руководили И.И.Голодненко, А.А.Забарский, А.С.Федченко, С.А.Богданов, М.П.Пискунов, Р.Н.Катеринич, П.П.Лебедев, А.П.Федулов, Н.А.Насонов.

Затем произошел распад Советского Союза и наступили лихие 90-е. Подробно рассказывать о том, что происходило с российской экономикой в годы реформ, нет необходимости – мы все это помним. Пустые полки магазинов, многомесячные задержки зарплат, закрывающиеся заводы… Невозможно перевести экономику многомиллионной страны на рыночные рельсы, потратив всего несколько лет и не понеся потерь.

Сахарная промышленность не стала исключением: в 1990-х Россия импортировала 75% потребляемого сахара, платя за это нефтью или валютой. Посевы сахарной свеклы сократились вдвое, упала урожайность, изнашивающееся оборудование не обновлялось, стремительно падала рентабельность производства. Разумеется, правительством предпринимались попытки выправить положение: в 1997 году была принята программа восстановления и развития сахарной отрасли, выделялись бюджетные средства, привлекались международные кредиты, вводились меры по защите отечественного производителя. В 2000-х ситуация стала выправляться.

Проблемы не обошли стороной и Ольховатский комбинат. К концу 1990-х АООТ «Ольховаткасахар» – так называлось предприятие после приватизации – пришло к банкротству. Новым владельцем комбината стал агропромышленный холдинг «Продимекс».

Вместе с «Продимексом»

Сегодня «Продимекс» — один из крупнейших российских агропромышленных холдингов, производящий четверть российского сахара. Но и в начале 2000-х у него имелось достаточно средств и специалистов, чтобы приступить к полному обновлению Ольховатского комбината. В 2002 году был реконструирован цех жомосушки и налажен выпуск гранулированного жома. В 2003-м — выработан план реконструкции продуктового цеха, где в качестве основного приоритета была поставлена цель добиться максимального получения сахара из свеклы. Кроме того, началась компьютеризация управления технологическими процессами. В следующем году были автоматизированы станция дефекосатурации, выпарные аппараты и станция диффузии. В 2005 году была построена мойка свеклы с гидротранспортером, по которому свекла подавалась с кагатного поля, введена в строй новая известково-обжигательная печь, установлен второй, более современный диффузионный аппарат. Мощность переработки превысила 30 тысяч центнеров свеклы в сутки, выход сахара поднялся до 15,5%. Это означало, что предприятие вышло на «доперестроечные» показатели, потребляя при этом на треть меньше сырья. В эти годы комбинатом последовательно руководили В.Г.Колодий, Ю.К.Мисайлов, И.Ю.Мисайлов. В 2008 году пост генерального директора занял Иван Дмитриевич Васильчук, возглавляющий трудовой коллектив и поныне.

Развитие предприятия на этом не остановилось – и в последующие годы появлялось новое оборудование и технологии, увеличивался объем готовой продукции. В 2010 году на комбинате была смонтирована единственная в России линия по дешугаризации мелассы, позволяющая извлекать из так называемой «черной патоки», которая раньше шла на корм скоту, оставшийся в ней сахар. Ее запуск не только повысил процент выхода сахара: новое производство решает одну из важных для региона проблем – проблему занятости. В отличие от переработки свеклы, длящейся менее трети года, линия может работать круглогодично, обеспечивая ольховатцев постоянными рабочими местами. В 2013 году – также впервые в стране — было запущено еще одно высокотехнологичное производство: линия по производству бетаина – ценного и дефицитного сырья для фармацевтической промышленности и парфюмерии.

Таким образом, стратегия «Продимекса» в отношении Ольховатского сахарного комбината привела к тому, что сегодня он является одним из крупнейших сахарных предприятий в России, самым современным и технологичным: 85 тысяч центнеров свеклы в сутки, один из самых высоких показателей выхода сахара, 24-27 тысяч тонн готовой продукции за сезон. Можно не сомневаться, что и грядущие годы впишут в историю Ольховатского сахарного не менее интересные страницы.

* * *

Историю России последних двух веков никак не назовешь спокойной и гладкой: нет, наверное, в мире другой страны, которой выпало столько испытаний. Поэтому так ценно все, что дошло до нас из далекого прошлого – выжило, сохранилось и развилось. Это в полной мере относится и к Ольховатскому сахарному заводу.

 

Законодатели мод

Импортная техника на полях, импортные пестициды, импортные технологии – во многом именно так выглядит сегодняшний день нашего агропромышленного комплекса. Для обывателя это обычно означает «наша отсталость», но так ли это на самом деле?

Кайдзен – программа постоянного улучшения. Начало

Современный мир невозможно представить без сложнейшей энергетической системы, разветвленной транспортной сети или масштабной космической отрасли, в корне изменивших жизнь человечества на Земле. Трудно поверить, что всего этого многообразия современной технологической мощи удалось достичь в немалой степени благодаря применению древней японской философии, которая заключается в умении, а главное, потребности человека ежедневно и непрерывно совершенствовать и доводить до идеала все, чем он занимается.

Агросахар: Настоящее и будущее крепкого хозяйства

ООО «Агросахар» располагается на территории Изобильненского района Ставропольского края, входит в группу «Продимекс», являясь филиалом Управляющей компании «Ставропольсахар». На землях «Агросахара» активно возделываются сахарная свекла, кукуруза, соя, пшеница, ячмень и другие культуры. По итогам прошлого года ООО «Агросахар» вошло в тройку лучших предприятий Изобильненского района с точки зрения урожайности и рентабельности.

ПУП нашей земли

Цифровые, компьютерные и спутниковые технологии, развивавшиеся особенно бурно в последние десятилетия, дали нашему сельскому хозяйству уникальный шанс поднять планку современного учета и контроля до недостижимого ранее уровня и сделать сельскохозяйственное производство намного более эффективным. Как это выглядит на практике? Судите сами...